Понедельник, 21.06.2021, 09:37
Приветствую Вас Гость | RSS

Методист

Категории раздела
Мои файлы [24]
Юрьев А.Н. Русский язык для физиков. Хрестоматия [39]
Юрьев А.Н. Русский язык для физиков: Уровень С1 [34]
Юрьев А.Н. и др. Русский язык для физиков [16]
Юрьев А.Н. Русский язык. Типы и стили речи [15]
Алтынбекова О.Б., Алтаева А.Ш., Могилевская Н.М., Юрьев А.Н. Тестовые задания по русскому языку [1]
Бетембаева Т.Ш., Алтаева А.Ш., Алтынбекова ОБ., Юрьев А.Н. Русский язык [11]
Дж. А. Данелек. Атлантида. Уроки исчезнувшего континента. Избранные главы [9]
Студенческие работы [5]
А Адаев. Алтари цивилизации. Избранные главы [4]
Алтари цивилизации.
Дэвид Фарлонг. Стоунхендж и пирамиды Египта [1]
Тесты [5]
Сборник тестов [9]
Дистанционное обучение [0]
Юрьев А.Н. Толковый словарь разговорной и просторечной лексики русского языка [51]
В.И.Акимова, А.Н.Юрьев. Словарь общественно-политической лексики русского языка. [33]
Презентации Flash [1]
Юрьев А.Н. Русский язык для программистов [36]
Первый опыт в написании научных статей [1]
Юрьев А.Н. Русский язык для программистов [0]
Личная библиотека [1]
Документация [4]
А.Н.Юрьев. Толковo-идеографический словарь разговорной и просторечной лексики русского языка [39]
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Каталог файлов


§ 3. Публицистический стиль
31.12.2019, 19:58

Публицистика (лат. publicus – общественный) – род произведений, посвященных актуальным проблемам и явлениям текущей жизни общества. Публицистика играет важную политическую и идеологическую роль, влияя на деятельность социальных институтов, служа средством общественного воспитания, агитации и пропаганды, способом организации и передачи социальной информации. Публицистика существует в словесной (письменной и устной), графически изобразительной (плакат, карикатура), фото- и кинематографической (документальное кино, телевидение), театрально-драматической, словесно-музыкальных формах. Публицистика нередко проникает в художественные и научные произведения.

Публицистический стиль характерен, прежде всего, для средств массовой информации – газет, радио, телевидения. Он используется также во всех случаях, когда наряду с передачей определенного содержания необходимо воздействовать на читателя или слушателя: внушить ему какие-либо идеи, побудить к той или иной деятельности и т.п.

Сочетанием двух функций языка – информационной и агитационной (побудительной) – и отличается публицистический стиль от научного и официально-делового. Эта отличительная черта обусловливает основное лингвостилистическое свойство публицистических текстов: соединение экспрессивных, стилистически окрашенных средств и средств нейтральных.

Агитационная направленность публицистического стиля находит выражение в использовании экспрессивно-оценочной лексики и фразеологии: труженик, вояж, пособник, злодеяние, работать с огоньком, дать отпор  и т.п., в ориентации на современные значения слов и на новизну метафор, образных сравнений, в простоте и доступности синтаксиса.

Информационная функция воплощается в таких чертах публицистического стиля как подчеркнутая документальная точность сообщаемого (например, в жанре последних известий), официальность, выражающаяся, например, в употреблении научной, официально-деловой и общественно-политической терминологии, в широком использовании аббревиатур (ООН, НИИ, СМИ, ТВ и т.п.).

Можно выделить такие жанры публицистического стиля: информация о последних новостях, доклад на политические, экономические и тому подобные темы, корреспонденция, газетный очерк, репортаж, интервью, спортивный комментарий, выступление на митинге или собрании и некоторые другие.
Повышенный интерес со стороны массового читателя проявляется к информационным материалам газетной публицистики (репортаж, интервью, международное обозрение, очерк и др.), для которых характерна злободневность, актуальность.

Публицистический стиль сочетает две функции: функцию сообщения, информации об определенных социальных явлениях, фактах и функцию воздействия, т.е. открытой оценки изложения проблем, для того чтобы повлиять и на мысли, и на чувства читателей и слушателей, привлечь их к поддержке той или иной позиции, которую занимает и отстаивает автор.

Функция сообщения обусловливает употребление нейтральной, общестилевой лексики, в которой особую роль играет политическая, экономическая лексика. Это связано с тем, что главный интерес публицистики – общественно-политические проблемы: бизнес, биржа, приватизация, разоружение, безопасность. В целом вся лексика литературного языка открыта для публицистики. Главный критерий употребления, выбора речевых средств – общедоступность. Приведем некоторые фрагменты из газет на выше указанные слова: Для бизнеса главное - это равные условия для всех, возможность развиваться самому свободно и влиять на развитие своего региона с пользой для людей и в конечном счёте для себя (ДН, 05.02.1999); Приняты новые нормативные акты, очерченные Президентом пути дальнейшей демократизации открывают более широкий простор для реализации идей консолидации, духовного подъёма народов страны, вовлечение их в рыночные отношения (ОА, 20.02.1999).

Функция воздействия, важнейшая для публицистического стиля, обусловливает острую потребность публицистики в оценочных средствах выражения. И публицистика берет из литературного языка практически все средства, обладающие свойством оценочности (верхушка, делец, воротила, толсётосум): Недавно в Вашингтоне Владимир Гусинский, крупный владелец средств массовой информации, поддерживающий демократов на думских выборах в следующем году, возражал против того, что российские нувориши похитили 66 млд. долларов из страны за последние 4 года (НП, 11.12.1998).
Основные функции публицистики в обществе определяют ее главные черты и способствуют выделению характерных особенностей публицистического стиля: императивности, повышенной эмоциональности, открыто выраженного оценочного отношения к сообщаемому факту, явлению, событию. Суметь убедить читателя или слушателя в важности и справедливости высказанного положения, увлечь может только тот, кто пишет или говорит убежденно и убедительно.

Языковые особенности публицистического стиля

Лексико-фразеологический состав публицистического стиля разнообразен так же, как разнообразен сам круг тем, получивший отражение в публицистике: область идеологии, политики, производства, общественной жизни. Но наибольшую активность и частотность имеет общественно-политическая терминология, связанная с самой важной для публицистики областью идеологии. Концентрация в тексте общественно-политической лексики – стилевая черта публицистического стиля: демократия, избирательная кампания, митинг, прогрессивный, реакционный, политическая партия, политическая демонстрация, забастовка, официальный визит и т.п.: например, Американские политические деятели многого ожидают от предстоящих парламентских выборов, которые и должны стать очередным экзаменом на демократию (ДН, 05.02.1999); ...граждане Республики Казахстан вправе мирно собираться, проводить мирные собрания, митинги и демонстрации, шествия и пикетирование. Пользование этим правом может ограничиваться законом в интересах государственной безопасности, общественного порядка, охраны здоровья, защиты прав и свобод других лиц (ВА 26.11.97); В Румынии 5 день продолжается забастовка шахтёров... полиция удерживает натиск горняков (Хабар – итоги дня 23.1.99).

Значительную часть лексики публицистического стиля составляют общелитературные слова и различные термины (науки, военного дела, искусства, спорта): и те и другие в соответствующем контексте могут переосмысливаться и приобретать публицистическую окраску: арена политической борьбы, армия безработных, военные круги, дело мира, диалог между странами, дружеская атмосфера, культурные контакты, миролюбивые силы и т.п.

Публицистический стиль изобилует устойчивыми сочетаниями. Они могут быть как нейтральными (уровень жизни, положить конец, вести борьбу, вести переговоры, силы мира), так и эмоционально окрашенными, т.е. придающими определенное оценочное значение (грязная война, бандитское нападение, черная тень и т.п.): Право на пенсионные выплаты за выслугу лет по обновлённому пенсионному законодательству предусмотрено весьма ограниченной категории лиц. Это представители так называемых силовых структур - военнослужащие, сотрудники органов внутренних дел и ГСК (АиФ, № 27, 1997). Бездействие органов власти и высших должностных лиц даёт силовым структурам полную свободу действий (Изв., 22.08.1996); Недавно были обнародованы данные о том, что доля теневого бизнеса в республиканской экономике составляет, по оценкам, 35-50% (ДН, 27.11.1998); В июньский день 1988 года все прильнули к телевизорам. Такого зрелища в советской стране ещё не видели. "Конкурс красоты - тлетворное влияние Запада", говорили одни. "Символ нового времени, свободы и демократии", - с пафосом возражали другие (Антенна, 15-21.06.1998). К визиту главы государства кондитеры изготовили настоящий шедевр - большого снежного барса (К, 07.12.1998).

Публицистический стиль постоянно пополняется за счет специфических словообразовательных средств: увеличивается количество слов с приставками: анти-, контр-, нео-, псевдо-, ультра- (антикоммунизм, антисемитизм, контрагент, контрразведка, неофашизм, псевдодемократ, ультраправый): Кубинцы и отряды МПЛА, превращённые кубинскими, советскими и восточногерманскими инструкторами в регулярную армию, наносят сокрушительное поражение объединённым силам антикоммунистической коалиции (ДН, 15.01.1999); Высокая скорость катера делает его незаменимым в работе таможенников, которые, наконец, получат возможность настигать в море самых дерзких и самых быстроходных контрабандистов (Изв., 05.10.1996);  очень продуктивны слова с суффиксами       -ость, -ств, -ени, интернациональными суффиксами -ци(я), -изация, -ист, -изм, -ант (вандализм, аудиенция, демократизация и т.п.): По словам видного чиновника кремлёвской администрации, пожелавшего остаться неназванным, "есть десятки банков, напрямую спонсирующих КПРФ" (АиФ, 1999, № 3); Приняты новые нормативные акты, очерченные Президентом пути дальнейшей демократизации открывают более широкий простор для реализации идей консолидации, духовного подъёма народов страны, вовлечение их в рыночные отношения (ОА, 20.02.1999); Коммунисты, легко набравшие на прошлых выборах 25% голосов, в настоящее время занимают большинство мест в Государственной Думе (Хабар - итоги дня 21.1.99); Наступивший 1999 год является символическим завершением той революции, которая началась 10 лет назад в момент, когда коммунизм в странах Восточной Европы официально перешёл в историю (ДН, 15.01.1999). В Астане, столице независимого с 1991 года государства, КНБ интересуется огромными состояниями, построенными на руинах коммунизма, которые, как надеется власть, нажиты незаконным путём (НП, 11.12.1998); Среди прибывших в республику только 512 - казахи-репатрианты. Остальные наши бывшие граждане, которые ездили в основном в ближнее зарубежье, чаще всего в Россию, за своей долей (К, 15.01.1999).

На морфологическом уровне публицистический стиль характеризуют формы множественного числа существительных, имеющих собирательное значение, сложные прилагательные, формы страдательных и действительных причастий, императивные формы глаголов, выражающих призыв к совместному действию (массово-политический, культурно-гуманитарный, созданный, фиксируемый, фашиствующий; освобождение... завершили...).

Синтаксис публицистического стиля характеризуется употреблением количественно-именных сочетаний, устойчивых словосочетаний, риторических вопросов и обращений, именных словосочетаний с родительным падежом; предложений, осложненных причастными и деепричастными оборотами, прямой и косвенной речью, вводными словами и конструкциями.

Особый интерес к материалам (содержанию) различных информационных жанров в газете объясняется и тем, что, дополняя друг друга, они в конечном итоге создают правдивую картину нашей действительности и в своих лучших образцах становятся подлинной летописью современности, живой историей, к которой никогда не ослабевает внимание.

Документальность – главная черта, отличающая публицистику от художественной литературы.

Информационные жанры объединяет их главная цель – оперативно сообщить о том или ином факте, событии, явлении нашей жизни.

В указанных жанрах (репортаже, интервью, газетной статье) документальность проявляется в строгом следовании фактам, данным достоверных источников. В этих жанрах всегда приводятся точные данные, конкретные факты, подлинные имена и фамилии, точные цифры.

В информационных жанрах там, где это уместно, используются языковые средства, характерные для публицистического стиля в целом, например, на лексическом уровне: общественно-политическая терминология, слова, обозначающие имена собственные, слова-аббревиатуры; на словообразовательном уровне: слова с суффиксами -ость, -ств(о), -ени(е), интерна-циональными аффиксами -и(я), -ци(я), -изаци(я), -ист, -изм,  -ант; префиксами анти-, контр-, про-, лексикализованными приставками меж-, сверх-, все-, обще-; на морфологическом уровне: формы множественного числа существительных, имеющих собирательное значение, сложные прилагательные; формы страдательных причастий; императивные формы глаголов, выражающие призыв к совместному действию; на синтаксическом уровне: количественно-именные сочетания, устойчивые словосочетания (словесные блоки), именные словосочетания с родительным падежом, предложения, осложненные причастными и деепричастными оборотами, прямая и косвенная речь, риторические вопросы и обращения, вводные слова и конструкции и т.д.

Характерной особенностью публицистического стиля, проявляющейся и в газетно-информационных жанрах, чаще в очерке, репортаже, интервью, заметке, являются оценочные слова или словосочетания с эмоционально-оценочными словами.

Основные жанры газетной публицистики

Репортаж – это рассказ об общественно значимом событии участника или очевидца, рассказ, который раскрывает читателю какую-то новую сторону действительности, обогащает его знания, расширяет представление о жизни, протекающих в ней процессах. Репортаж – наиболее развернутый и эмоциональный жанр среди информационных жанров публицистики.

Для репортажа характерны: документальность, строгое следование фактам с указанием времени и места события; внимание к подробностям события, явления, связанное с тем, что автор репортажа рассказывает о нем как очевидец или участник; использование средств и приемов образного отображения действительности – эпитетов, метафор, сравнений, оценочных слов. Образные стилистические средства помогают показать живой, движущийся фон событий. «Поэтому репортаж похож иногда на фельетон, порой на очерк, корреспонденцию, а то и рассказ, - пишет журналист А.Гудимов. – У репортажа есть, однако, обязательные, присущие только ему черты: «Я был, я видел, я участвовал».

Стилистически это выражается, прежде всего, в функциональной направленности речи на формирование в сознании читателя целостного комплекса конкретно-чувственных представлений о том или ином «кусочке действительности». При этом особую важность приобретают конкретно-образные представления о материальных деталях этого «кусочка действительности», что в первую очередь и отличает репортаж от экспрессивно-публицистического произведения. В последнем скорее дается обобщенный образ авторского восприятия действительности, тогда как в репортаже авторское восприятие является своего рода передаточным механизмом, через который читатель воспринимает образы действительности. Это сближает репортаж с художественной прозой, однако здесь есть и существенные различия. «По сравнению с беллетристикой, – пишет Г.Я.Сол-ганик, – Я репортера-журналиста – не литературная маска, не образ рассказчика, не способ стилизации. Здесь Я пишущего, рассказывающего и автора непосредственно совпадают, что придает повествованию аромат публицистичности, очевидности описываемого, документальности происходящего и описываемого».

Эффективность репортажа зависит и от формы его подачи. Чаще всего мы встречаемся в газетном номере с одним или несколькими репортажами, помещенными на разных полосах. Но иногда они подаются тематической подборкой. Такие репортажи освещают разные стороны одного и того же события.
Как правило, начало репортажа отличается быстрым переходом к действию. Однако репортаж может начинаться с предыстории, если этого требует характер событий.
В концовке репортажа дается краткий вывод. Пространственные рассуждения здесь недопустимы.      

Предтекстовые задания:

Задание 1. Объясните значения следующих слов и словосочетаний из текста, обращаясь к словам для справок:

Роковой день, хоронится в лесу, названые братья, принять постриг, дать зарок, княжеский стяг, ратники, погребальные дроги, закаялись нападать на Русь, шедевр.

Слова для справок: выдающееся произведение искусства, отказаться от какого-либо желания, похоронная повозка, воины (бойцы), знамя, дать клятву, обязательство, считать друг друга братьями, укрываться (прятаться) в лесу, трагический (печальный).

Задание 2. Найдите в тексте устаревшие слова и формы (историзмы и архаизмы) и определите их назначение. Какой тип речи использует автор в отрывках с этими словами?

Задание 3. Докажите, что антропонимы (имена собственные) и топонимы (названия географических объектов) помогают читателю воссоздать картину событий, которым посвящен текст.

Задание 4. Для публицистики характерно переносное употребление форм настоящего времени, это вызвано стремлением публициста «развернуть» события прошлого перед глазами читателя или слушателя. Эмоциональный эффект усиливается от соединения в пределах одного синтаксического целого форм настоящего и прошедшего времени. Проанализируйте стилистическую роль глаголов настоящего времени в отрывках, посвященных Куликовской битве.

Задание 5. В тексте используются цитаты из древнерусской летописи. Выпишите их, поясните значение и определите, какую, из двух основных функций публицистики они выполняют: информационную (сообщения) или экспрессивную (воздействия)?

Владимир Крупин. Поле Куликово

Осенью 1980 года исполнилось
600 лет одной из величайших
битв в истории Родины.

Состояние, которое испытываешь на этом поле, когда остаешься с ним наедине, – светлая печаль. Здесь столько оборвалось русских жизней… Нет, не случайно, что битва произошла тогда, когда день равен ночи. Именно в этот день решалось, быть ли Отчизне, будет ли спасен мир. Давным-давно заметили старики, что в этот день природа повторяет то, что было в том роковом дне.
Теплая туманная ночь переправы через Дон медленно переходит в туманное утро. Уже по эту сторону Дона князья Дмитрий и Владимир сходят с коней и слушают голос земли. «Брат, – говорит Владимир, – слышу, в татарской стороне волки воют и лисицы тявкают, а в русской плачут вдовы и матери…»
Туман долго стоит над полем, скрывая подход русских войск от Дона и Непрядвы к речкам Смолке и Дубяку. Хоронится в дубовом лесу Засадный полк. Дмитрий надевает доспехи простого воина и становится в пеший строй Передового полка. На прощание, на последнее прощание, обнимаются воины, меняются нательными крестами, становятся назваными братьями. «Умрем аки братья умре» – говорят воины.
По древнерусскому счету время считалось от рассвета. В пятом, то есть по-теперешнему в десятом, часу передовые полки сошлись. Дмитрий знал тактику Орды – ударять в лоб и обходить на флангах, а также занимать высокое место. Главная высота Куликова поля – Красный холм занят ставкой Мамая, но сама природа закрыла наши фланги речками Дубяком и Смолкой. Мамай решает проломить сопротивление русских в центре, посылает сюда свою гвардию генуэзцев.
Поднимается юго-восточный ветер, осеннее неяркое солнце слепит глаза. Громадный воин, любимец Мамая Челубей вызывает на поединок соперника.
Из наших рядов выехал монах Пересвет. В прекрасной и всем нам с детства известной картине М.Авилова «Поединок Пересвета с Челубеем» все верно, кроме одного – Пересвет не был в доспехах, на нем была только монашеская грубая рубаха. Еще недавно Пересвет был в числе знатных брянских людей, был знаменитым воином. Легенда говорит, что он полюбил княжну и получил отказ. Дав зарок остаться одиноким, он пришел в Троице-Сергиев посад к игумену Сергию Радонежскому и принял постриг. Перед походом Сергий благословил его и предсказал победу.
И вот – пришла минута. Они поскакали навстречу, Пересвет и Челубей…
Идешь по полю, по тропинке среди пшеницы и ячменя, видишь, как пылит быстрый колесный трактор, думаешь, почему не оставлено поле в том виде, когда на нем росла горькая серебристая полынь и блестящий ковыль? Уж не обеднеем мы, если десять гектаров хотя бы того места, где был поединок, где погиб Пересвет, убивший Челубея, где началась битва, останется незасеянным.
…Смят Передовой полк, ранен Дмитрий. Вошел в битву Большой полк. Подрублен княжеский стяг. Мамай вводит все новые тысячи в бой. С дикими, звериными криками, разжигая себя, несутся татарские конники.
«Час настал. Дерзайте!» – скомандовал князь Боброк. И застоявшиеся, дрожащие от ожидания битвы кони вынесли ратников. Ударили, оттеснили от Дона ордынцев и, заворотив туда, откуда они пришли, погнали. Увидев это, Мамай вскочил на арабского скакуна, кликнул охрану и поскакал. Мог бы Мамай, как Дмитрий, встать простым воином в свои передовые полки? Кто знает? Не встал. Могли бы русские князья бросить поле битвы и бежать, как убежал Мамай? Не побежали!
В маленьком музее в левом притворе храма-памятника экскурсовод К.М.Алексеева говорит: «После удара Засадного полка произошел перелом в битве, появление свежих русских сил поразило врагов. И они, как говорит летопись, «розно бегоша неготовыми дорогами».
Два солдата, два молодых парня. Рассматривают доспехи, тихонько толкают друг другу – хочется примерить. Откуда эти парни? Вот и в них от этого часа будет отзвук Куликовской битвы. Он, слабее или сильнее, в каждом из нас…
Солнце стоит, как и стояло тогда, над огромным полем, освещает его бескрайность. Ускакал в погоню Засадный полк, а оставшиеся впервые увидели весь ужас и кровь – цену победы. Павшие тела грудились, «Как сенные стога», говорит летопись. Кровь, сливаясь в ручьи, густея, стекала в низину Непрядвы и Дона.
Дмитрия нашли под деревом. Думали, мертвый, и, кинувшись на колени, слушали сердце. Не услышали. Тогда, торопясь, разрезали ремни, сняли доспехи и увидели – вздохнула грудь под белой нательной рубахой.
К вечеру вернулась погоня. Владимир Серпуховский и Дмитрий объехали поле, «непрестанно плача», то и дело сходили они с коней, прощаясь с братьями. Тело Пересвета укрыли знаменем. Первые горестные распоряжения отдавал Дмитрий: собрать и лечить раненых, считать погибших, утром начинать хоронить их, делать часовню на месте захоронения. Не дожидаясь утра, поскакали в Москву гонцы. Победа!
Приходит ночь на поле, приходит луна на смену солнцу, и снова светло, будто природа силится помочь представить, как было в ту первую ночь, как разжигали костры, как стонали раненые.
Печально и одиноко в лунную ночь на поле. Холодно. Костерок прозрачен при луне, скоро прогорает. Ищешь сухие ветки, шаришь руками в мокрой траве, отходишь все дальше от тепла, от света. Пламя все меньше, кажется, чьи-то  тени подходят к огню…
Наутро иней. Воины уже не делятся на дружины по княжествам, а превращаются в мужиков, землекопов и плотников. Зеленая дубрава, укрывавшая Засадный полк, теперь служит горестную службу – отдает деревья на часовню, кресты на надгробия. Походные повозки превращаются в погребальные дроги. Из потревоженных тел снова струится кровь. Все летописи повторяют страшную фразу: «Дон-река три дня кровью текла». Уходила кровь к Черному морю, шла, как грозное напоминание хищным кочевым племенам о том, чтоб закаялись нападать на Русь.
…Восемь дней хоронили братьев, «восемь дней стояли на костях». Так же начинались холодные дожди, так же мочили они часовню, которая, простояв несколько веков, разрушилась. Потом был поставлен вот этот храм, каменный, и он успел состариться, и дождь беспрепятственно летит сквозь его ржавый купол. Бездомное семечко березы приютилось и проросло, но не место здесь деревьям – зачахнет. А сколько надписей, сколько царапин на кирпичах – «Ижевск», «Липецк», «Елец», «Магнитогорск», «Новосибирск»… К годовщине битвы этот храм должен быть отреставрирован. (Храм Рождества Богородицы, стоящий у впадения Непрядвы в Дон, на месте захоронения русских воинов, отреставрирован и включен в состав музея Куликовской  битвы).
С экскурсоводом Клавдией Михайловной Алексеевой идем от крохотного киоска, в котором она торгует по совместительству. «Нечем торговать, - говорит она. – Приезжают отовсюду: что купить на память? А нечего предложить». Рассказываю, что к 600-летию намечено издать несколько книг, брошюр, набор открыток, настенный календарь. «Уж хоть что-нибудь нам бы попало».
В тот первый раз выпал мне для прощания с полем солнечный день. Вслед за машиной перешел маленький Дон по мосту. Отошел в сторонку и сел. И то ли задумался, не заметил, то ли он так тихо подошел – оказался вдруг рядом старик. Я спросил его:
– Здесь была переправа?
– В какую войну? В эту? А-а, когда татары? Не совсем здесь, но доска была здесь, я устанавливал. А теперь нету – пропала куда-то. А вы по какому делу сюда?
– Пройду через бывшую переправу, потом в гору, в Монастырщину, туда, где убитых похоронили…
– Ты знаешь чего, парень, – серьезно сказал старик, – чего-то я не помню, чтоб в Монастырщине могила была.
– Она там. В книгах записано, что хоронили у устья Непрядвы, там стояла часовня, потом эта церковь (нам виден был купол храма в Монастырщине), но, где именно, мы не знаем. Триста тысяч похоронено.
Рассказал старику, что тело Пересвета была привезено в Москву и отдано земле в ограде Старо-Симонова монастыря. И была памятная доска. Но получилось, что забыли место захоронения, застроили доску и только при Екатерине, через четыре века, ремонтировали церковь и обнаружили надпись. Сказал и о том, что к 600-летию открыт доступ к могиле Пересвета…
Пешеходный мостик напротив Монастырщины снесло, и я разулся и ступил в быстрое течение. Вода была холодной, чистой, только сверху много неслось утиных перьев. Конечно, тогда Дон был поглубже, по грудь, по горло, не меньше. А обсушиться было негде, нельзя было разводить костры.
После ледяной воды горели ноги. Я побежал, но увидел ромашки и стал собирать. Когда пришел вверх, к храму, то куда их было положить? Где я стоял? Может на могиле и стоял? Положил ромашки на упавшую черную березу…
Но когда вернулся на Красный холм, к памятнику Дмитрию, пожалел, что оставил букет, надо было принести сюда. Низкое солнце золотило надпись: «Князю Дмитрию Иоановичу Донскому признательное потомство. Лета 1848-го…»
Сквозь заднее запыленное стекло местного автобуса еще долго виднелся памятник и голубые главки храма Сергия Радонежского.
Когда вернулся домой, хотелось рассказать о поле, но как-то не получалось. Хотелось сказать главное, важное, но главным было все.
– Ты по порядку. Какое оно?
–  Огромное. Очень много земли. Небо огромное. Ветер.
–  Больше Бородинского?
– Во много раз. Как же! Смотри, историки пишут: «Куликовская битва – крупнейшая битва средневековья». – Но как-то не выходило рассказать. – Надо самому ехать, – виновато сказал я…
С Куликовской битвой связана церковь на Кулишках. Она стоит прямо у выхода станции метро «Площадь Ногина». Церковь называется «Всех Святых» , поставлена в память тех, кто навек остался на поле битвы.
Но ни на церкви «Всех Святых», ни на Николо-Угрешском монастыре, тоже поставленном в честь битвы, нет памятных досок, и узнал я об их причастности к битве из книг. Книги эти малодоступны, хотя бы потому, что почти не переиздаются, надо идти в специальную библиотеку.
Книги историков – Карамзина, Щербакова, Татищева, Соловьева, Ключевского, Лихачева, Рыбакова и других, писавших о Куликовской битве, - были почти все время заняты, и приходилось ждать.
Не знавшая рабства, хотя и разбитая на княжества, Русь задолго до Куликовской битвы была величайшим государством Европы. За великую честь считалось породниться с ней.
…Андрею Рублеву в год битвы – двадцать лет. С какой  силой надо было мучиться за страну, как любить ее, как знать, чтобы написать этих ангелов, умолить небеса отпустить их на землю, в каких землях есть такой шедевр, как Троица? А наши великие храмы? К моменту битвы воздвигнуты киевские, суздальские, владимирские, костромские, новгородские, вологодские, белозерские, а еще нынешнее туристическое золотое кольцо вокруг Москвы… Все уже стояло на Русской Земле.
«О светло светлая и красно украшенная земля Русская! И многими красотами дивишь ты: озерами многими, дивишь ты реками и источниками местночтимыми, горами крутыми, холмами высокими, дубравами частыми, полями дивными, зверьми различными, птицами бесчисленными, городами великими, селами дивными, садами монастырскими, домами церковными и князьями грозными, боярами честными… - всего ты исполнена, Русская земля…»
…Князь Дмитрий Иванович Донской был первым из русских князей, отказавшимся перед смертью принять схиму, то есть постричься в монахи. Почувствовал приближение смерти, призвал к себе бояр и священников и велел писать духовное завещание. Призвав к себе детей и жену, Дмитрий наказал им быть дружными, слушаться матери, заботиться о счастии России.
А один из лучших наших историков – Николай Карамзин так завершает свой рассказ о времени Куликовской битвы:
«Человек, преодолев жестокую болезнь, уверяется в деятельности своих жизненных сил и тем более надеется на долголетие: Россия, угнетенная, подавленная всякими бедствиями, уцелела и восстала в новом величии…» («Комсомольская правда», 13 сентября 1979 года).

Послетекстовые задания

Задание 1. Прочитайте вслух отрывок «О светло светлая…» и назовите средства создания экспрессии в этом сложном синтаксическом целом (эпитеты, инверсия (обратный порядок слов), олицетворение – наделение чего-л. человеческими качествами, повторы лексические, повторы синтаксические).

Задание 2. РОЛЕВАЯ ИГРА. Подготовьтесь к выступлению на телеканале с материалом об одном из важных событий в истории казахского народа. Выступите в роли журналиста, участвовавшего в подготовке юбилейных мероприятий, посвященных этому событию.

Задание 3. Подберите репортаж из газеты на актуальную  и интересную для вас тему. Объясните, чем именно он вас заинтересовал.

Задание 4. Охарактеризуйте формы выражения документальности событий в тексте «Поле Куликово».

Задание 5. Сопоставьте начало и концовку репортажа. В чем их отличие?

Задание 6. Напишите репортаж о событии, участником которого вы были.

Очерк – публицистическое произведение, вкотором излагаются реальные события и факты и обычно дается их авторское истолкование.
Очерк не имеет тематических ограничений. Его содержанием могут стать биография человека, историческое событие, природное явление, любой факт общественной жизни и жизни автора. В строго документальном очерке изложение, как правило, объективировано, хотя и здесь представлена авторская позиция в виде «образа автора». В публицистических (художественно-публицистических) разновидностях очерка авторское «я» обычно формально выражено: автор предстает либо как реальный наблюдатель событий, либо как действующее лицо, «фигурант» очерка.
Характерной чертой очерка, как и многих других публицистических жанров, является полистилизм, то есть использование стилистически разнородных языковых средств и разнообразных стилистических приемов. Как видно из приведенных ниже текстов, источниками полистилизма могут стать нормативно-стилистическая противопоставленность авторской речи и индивидуализированной речи персонажей, включение в речевую ткань публицистического произведения текстов других стилей, например, официально-делового.         

Предтекстовые задания:

Задание 1. Ознакомьтесь с комментариями к словам и словосочетаниям:
Сдержанные ожидания – спокойные ожидания; аналитические записки – записки,  в которых дан анализ чего-либо; прогнозы – предсказания о состоянии чего-нибудь в будущем; оправиться от шока – прийти в себя; злосчастный – несчастный, злополучный; КГБ – Комитет государственной безопасности; АСУ – автоматизированная система управления; ЦК КПСС – Центральный комитет Коммунистической партии Советского Союза; отсев – удаление, устранение чего-либо, кого-либо после отбора; политическая катастрофа – политические события с трагическим результатом; гонец – человек, посылаемый со срочной вестью; дурная весть – плохая, неприятная весть; рубить головы – наказывать; дискуссия – обсуждение, спор в беседе, на собрании, в печати; разнос (разг.) – строгое внушение, нагоняй; Я был вычищен – уволен; резерв – запас; ведомственная поликлиника – доступная только работникам какого-либо ведомства; конспирация – соблюдение тайны, нелегальность; «хвост» слежка; «СМЕРШ» - в СССР: особое управление контрразведки; выперли – выгнали, исключили; изолировать – отделить от других; активнейшая разработка – слежка; разложение партии – нарушение порядка, дисциплины; сталинщина (неодобр.) – политика и методы руководства в период правления И.В.Сталина; свободные выборы – не стесненные ограничениями, беспрепятственные, справедливые; маниловщина – пустая болтовня, бездеятельная мечтательность; закрутились мозги (разг.) – начал обдумывать план; фикция – что-либо ложное, несущественное. 

Задание 2. Выделенные слова замените синонимами и определите стилевую принадлежность каждого из них (нейтральное, просторечное, разговорное, научное, публицистическое). В случае затруднений обращайтесь к словарю.

Злосчастные записки; возглавлял отдел; по указанию Андропова; возможные варианты развития; современные ЭВМ; благополучный исход; вернуть документы; распорядиться – нет ли за вами «хвоста»; бывал неоднократно; социалистические страны; особняк; расположились в креслах; изумление; истинный социализм; на ниве генсека; уничтожить систему; опасная маниловщина; остаться в тени; пристально смотреть.

М.П.Любимов
Операция «Голгофа». Секретный план перестройки
(Отрывок)

    В тот мрачноватый февральский вечер 1983 года я смотрел телевизор. Время тогда было спокойное, хотя и проникнутое сдержанными ожиданиями: в ноябре 1982 года умер Леонид Ильич и Юрий Владимирович Андропов был избран Генеральным секретарем ЦК.
Раздался телефонный звонок – за день их хватало, – но когда я взял трубку и услышал голос собеседника, то почувствовал смутное волнение.
– Добрый вечер, Михаил Петрович, не узнаете? – раздалось в трубке.
– Извините, не узнаю, – ответил я сухо (не люблю, когда не представляются).
– Неужели вы не помните свои аналитические записки с прогнозами? – Собеседник выдержал паузу, дав мне возможность оправиться от шока.
– Юрий Владимирович?! Вы?!
…Еще бы мне не помнить эти злосчастные аналитические записки, с них все и началось! В 1980 году я возглавлял отдел прогнозирования в Первом Главном управлении КГБ (ныне переименованном в Службу внешней разведки). Именно по указанию самого Андропова в моем отделе был начат аналитический прогноз всех возможных вариантов развития Советского Союза на самых современных западных ЭВМ. Задействованы были не только информационные системы КГБ, Министерства обороны (особенно Главного разведывательного управления), Госплана и Совета Министров, но даже АСУ святая святых в нашей стране – ЦК КПСС. В работе использовались самые современные американские и отечественные методики, в программах предусматривалось воздействие многотысячных внешних и внутренних факторов, определявших развитие СССР.
В результате после некоторого отсева мне на стол легли десять вариантов, все они заканчивались полной экономической и политической катастрофой нашей страны – ни одного благополучного исхода, признаться, этого я не ожидал.
Не без некоторых сомнений я передал документы на прочтение начальнику Управления Владимиру Александровичу Крючкову, человеку требовательному, но справедливому.
Владимир Александрович держал документы две недели, что случалось крайне редко, и, наконец, со вздохом вернул их мне.
– Будете лично докладывать Председателю, - распорядился он холодно. Было совершенно очевидно, что и Крючков не хочет «подставляться», известно, что на Руси гонцам с дурной вестью всегда рубят головы.
Уже на следующий день я выехал из нашей штаб-квартиры в Ясенево в приемную председателя на Лубянке. Принял он меня нормально и выслушал чрезвычайно внимательно, хотя признаться, я ожидал острой дискуссии и даже разноса за плохие прогнозы. Он был молчалив, однако дружелюбно со мной попрощался.
То-то было мое удивление, когда через две недели меня вызвали в Управление кадров и сообщили об увольнении по выслуге лет, при этом по приказу, подписанному Андроповым, я был вычищен из резервов КГБ и даже лишен ведомственной поликлиники – жестокость необычайная…
– Михаил Петрович, сейчас время позднее, но не могли бы вы ко мне заехать?
– Конечно, Юрий Владимирович! – ответил я сразу. Сердце мое забилось от волнения: как еще мог чувствовать себя пенсионер, выброшенный на мусорную свалку и вдруг теперь… – Прямо на Лубянку?
– Нет. В Колпачный. Машину за вами в целях конспирации я посылать не буду. Проверьте, нет ли за вами «хвоста». Хорошо?
– Так точно, Юрий Владимирович! – Долгая служба в разведке отучила меня от лишних вопросов, особенно по телефону.
В представительском особняке в Колпачном переулке, где жил когда-то шеф «СМЕРШа» Виктор Семенович Абакумов, расстрелянный после смерти Сталина, я бывал неоднократно на различных переговорах с руководителями разведок социалистических стран.
Через час я уже нажимал кнопку у входа в особняк. К моему великому удивлению, дверь мне открыл сам Юрий Владимирович.
– Не замерзли? – Он ласково улыбался. Мы сразу же прошли на второй этаж, в кабинет орехового дерева, уставленный стеллажами с книгами, и расположились в креслах. Юрий Владимирович сразу же включил самовар и вынул из буфета печенье и сушки. – Ну, как вам на пенсии?
– Как вам сказать… Вот из поликлиники выперли…

– Я сознательно постарался вас изолировать от чекистской среды, – улыбнулся Андропов. – Вы не очень на меня обиделись?
Я промолчал.
– Ну, тогда извините меня! Вы поняли, почему вас уволили?
– Думаю, из-за моих прогнозов, – прямо сказал я, ожидая бури.
– Ваших великолепных прогнозов, – поправил Андропов, повергнув меня в изумление. – Ничего ужаснее я не читал, честно говоря, после этого я не спал несколько ночей. Однако они положили конец моим сомнениям. Вы готовы, выполнить мое задание особой важности?
– Несомненно, – ответил я совершенно искренне, ибо, скажем честно, всегда боготворил Юрия Владимировича.
– Я задал этот вопрос для формы, – улыбнулся Юрий Владимирович. – Слава Богу, я знаю все о вашей жизни и ваших настроениях, даже, наверное, больше, чем знаете вы сами…
В последнем сомнений у меня не было: после пенсии я явственно почувствовал, что нахожусь в активнейшей разработке, квартира прослушивалась, и всю мою жизнь контролировало наружное наблюдение.
– Все, что вы предсказали, – ужасная правда, – продолжал Андропов. – Этот процесс необратим, еще Лев Давидович Троцкий предвидел разложение партии и термидор. Наша с вами стратегическая задача – восстановить истинный социализм, избавившись ото всех наслоений прошлого.
– Вы уверены, что он нужен нашему народу, Юрий Владимирович? – позволил я себе некоторую идеологическую дерзость.
– Я убежден в том, что эта страна создана для коллективного общежития. Большинство народа может жить не иначе как за счет энергичного и талантливого меньшинства. Эту массу невозможно заставить работать, более того, она сразу начнет бунтовать. Какой выход? Уничтожить почти весь народ? Но это сталинщина! Остается единственное: создать новое общество.
– Извините меня за откровенность, Юрий Владимирович, но ваши первые шаги на ниве генсека, на мой взгляд, не ведут ни в малейшей степени к этому. Неужели вы думаете, что, ловя на улице бездельников и строго учитывая время прихода на работу, мы подвигнем людей на строительство социализма? А ваше решение о снижении цены на водку, завоевавшее популярность в народе…
– Цинично? – спросил Андропов, улыбаясь.
– Да! – воспалился я.
– Вы уяснили нашу стратегическую задачу, но пока не поняли пути ее достижения. Система умерла, и восстановить ее невозможно, да и не надо, зачем нам нужен живой труп? Задача состоит в том, чтобы окончательно уничтожить ее и построить на ее месте истинный социализм, который поддерживал бы весь народ! Весь народ, причем на свободных выборах!
– Признаться, Юрий Владимирович, я не совсем вас понимаю. Не будет ли это опасной маниловщиной – поверить в социалистический энтузиазм народа?
– Вот тут мы и переходим к сути операции. Любовь к социализму вырастет у нас из ненависти к капитализму. Поэтому вам поручается составить план внедрения капитализма в СССР, причем не мягкого, шведского социал-демократического типа. Мы должны ввергнуть страну в дикий, необузданный капитализм, где царит закон джунглей.
Председатель внимательно посмотрел на меня.
– Я все понял, Юрий Владимирович. Но не слишком ли это будет большим испытанием для нашего народа?
– Конечно, невероятно большим, но иного пути нет! Неужели вы считаете, что наша жалкая пропаганда может пробудить ненависть к капитализму! Только собственная практика. Для того чтобы прочувствовать пирог, его нужно съесть – это еще папаша Фридрих (он имел в виду Энгельса – Авт.) писал. В ваше распоряжение я передаю все свои личные шифры и право полностью использовать и наше наружное наблюдение, и подслушивание, и необходимую агентуру. Естественно, счета и здесь, и в западных банках. Вы так и останетесь в тени, прикрытия будете выбирать себе сами в зависимости от обстоятельств… Вам не нравятся мои любимые сушки, Михаил Петрович? Что-то вы ничего не едите… – Юрий Владимирович пристально смотрел на меня сквозь очки.
– Да мои мозги уже закрутились, как все это лучше организовать… – Для приличия я взял сушку и немного погрыз ее.
– Пусть они покрутятся, а через месяц ровно в девять вечера я буду ожидать вас здесь с первыми наметками операции.
Юрий Владимирович обнял меня за плечи (такого не бывало никогда) и повел вниз по лестнице.
– Что интересного у нас в культуре? – спросил он по ходу движения, видимо, желая избавить нашу беседу от некоторой профессиональной зациклиненности.
– Только что смотрел «Фронт в тылу врага», – заметил я. – По роману Семена Кузьмича (Цвигун, зампред КГБ – Авт.). Тихонов там очень хорош.
– За «Фронт…» Вячеслав получил специальную премию на 15-м Всесоюзном кинофестивале в Таллине. Мы там дали призы и Габриловичу с Юткевичем за воплощение на экране ленинской темы. Как парадоксально устроен мир: и Штирлиц, и Ленин на экране – полная фикция! Ничего подобного в жизни не было! Вот и цена всей системы!
Юрий Владимирович открыл дверь и выпустил меня на улицу…(«Совершенно секретно» № 2, 1995).

Послетекстовые задания:

Задание 1. Замените данные слова  и выражения (разговорные и просторечные) нейтральными. Определите, какую роль в очерке они выполняют.

Мрачноватый вечер; не хотел «подставляться»; жалкая пропаганда; мои мозги закрутились; ловить на улице бездельников.

Задание 2. Используя фрагменты текста, докажите, что автор является активным участником описываемых событий. Какие части очерка представляют авторскую позицию?

Задание 3. Разностильность (перебивы стиля) – основная черта очеркового жанра. Подтвердите это, выписав из текста в таблицу слова и словосочетания:

1.

Нейтральные

 

2.

Разговорные

 

3.

Книжные (научные)

 

4.

Высокие

 

Задание 4. Приведите примеры 3-х функционально-смысловых типов речи (описания, повествования, рассуждения), используемых в очерке М.П.Любимова.

1  2

Категория: Юрьев А.Н. Русский язык. Типы и стили речи | Добавил: anik | Теги: функция воздействия, две функции языка, публицистический стиль, агитационная функция, информационная функция, функция сообщения
Просмотров: 202 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Вход на сайт
Поиск
Друзья сайта