Пятница, 24.09.2021, 19:19
Приветствую Вас Гость | RSS

Методист

Категории раздела
Мои файлы [24]
Юрьев А.Н. Русский язык для физиков. Хрестоматия [39]
Юрьев А.Н. Русский язык для физиков: Уровень С1 [34]
Юрьев А.Н. и др. Русский язык для физиков [16]
Юрьев А.Н. Русский язык. Типы и стили речи [15]
Алтынбекова О.Б., Алтаева А.Ш., Могилевская Н.М., Юрьев А.Н. Тестовые задания по русскому языку [1]
Бетембаева Т.Ш., Алтаева А.Ш., Алтынбекова ОБ., Юрьев А.Н. Русский язык [11]
Дж. А. Данелек. Атлантида. Уроки исчезнувшего континента. Избранные главы [9]
Студенческие работы [5]
А Адаев. Алтари цивилизации. Избранные главы [4]
Алтари цивилизации.
Дэвид Фарлонг. Стоунхендж и пирамиды Египта [1]
Тесты [5]
Сборник тестов [9]
Дистанционное обучение [0]
Юрьев А.Н. Толковый словарь разговорной и просторечной лексики русского языка [51]
В.И.Акимова, А.Н.Юрьев. Словарь общественно-политической лексики русского языка. [33]
Презентации Flash [1]
Юрьев А.Н. Русский язык для программистов [36]
Первый опыт в написании научных статей [1]
Юрьев А.Н. Русский язык для программистов [0]
Личная библиотека [1]
Документация [4]
А.Н.Юрьев. Толковo-идеографический словарь разговорной и просторечной лексики русского языка [39]
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Каталог файлов


Предисловие
07.07.2020, 07:16

Гетерогенность языковой системы означает наличие в ее системе автономных структур на всех уровнях. Одна из таких составляющих лексико-семантического яруса – общественно-политическая лексика (ОПЛ) – наиболее детерминированная экстралингвистическими факторами часть словаря. Именно ОПЛ эксплицирует ставшие аксиомой утверждения о подвижности и неисчислимости единиц лексико-семантического яруса.

Априори можно свидетельствовать о коммуникативной востребованности ОПЛ на всем протяжении жизнедеятельности человеческого сообщества. Феномен общественно-политического когнитивно-вербального комплекса, соотносящегося с денотативными и сигнификативными единицами социальной сферы, нельзя адекватно охарактеризовать в отрыве от «пользователя» этим комплексом – homo socialis («человека общественного»).

Совокупность homo socialis составляет социум – хронологически-пространственно и этнически-лингвально детерминированную общность. То есть социум – все представители конкретного государственно-этнического образования, осуществляющие коммуникацию на данном языке (родном или владеющие им как родным) и вербализующие посредством единиц этого языка концепты наивной модели мира, объединяющей всех представителей общности в социум, независимо от уровня образования и сферы деятельности каждого из них. Наивная модель мира соотносится с наивной языковой картиной мира – общей для всего социума, каждый член которого идентифицируется как средний носитель языка.

Определение локализации общественно-политической концептосферы в наивной модели мира логически подводит к детерминации системно-структурных и таксономических свойств ее единиц (концептов) и, соответственно, вербализующих данные единицы слов и словосочетаний. Таким образом, намечается состав ОПЛ – слова и словосочетания, обслуживающие общественно-политическую коммуникацию среднего носителя языка как homo socialis. Несмотря на противоречивость формально-содержательного соответствия термина ОПЛ, он наиболее адекватно определяет статус данной подсистемы, осознаваемой как особая часть лексико-семантического яруса лингвистами и выступающей в качестве активной части словаря в повседневном общении среднего носителя языка. Не рефлексируя по поводу состава и системы единиц ОПЛ, «пользователи» безошибочно на каждый данный момент одни единицы ОПЛ употребляют в качестве ядерных, активных, а другие еще (или ужé) осознают как пассивные: неологизмы и историзмы (и архаизмы). Данное обстоятельство обусловлено референтной соотносительностью с денотатом – объектом реальной действительности, актуальным на данный момент для каждого члена социалемы, входящим в сферу его «жизненных интересов как «человека общественного». Большинство таких реалий – предметы и явления сфер жизни, которые охватываются определением «политический», однако нередко становятся общественно важными, или политизируются на разных этапах функционирования общества и реалии таких сфер жизни, которые ранее к политическим не относились, входя в другие сферы бытия или специальные отрасли знания. Данное обстоятельство и определяет одну из констант ОПЛ - экстралингвистическую детерминированность ее состава и системных отношений. Так, на современном этапе функционирования русского языка в ядро ОПЛ входит парадигма, возглавляемая словом «рынок», которое ранее 1) было экономическим термином и 2) синонимизировалось со словом «базар» в утилитарном значении.

В 1917-1991 годах принадлежностью активной части ОПЛ было слово «совет», которое до его «политизации» в 1917 г. не имело в семной структуре политически маркированных компонентов, и обслуживало сферу межличностных отношений: «Совет – наставление, указание, как поступать».

В настоящее время слово совет – принадлежность пассивного словаря ОПЛ – историзм-советизм, поскольку реалия – «орган государственной власти» – осталася в прошлом как когнитивно-вербальная точка русской общественно-политической концептосферы на хронологической оси «1917 → 1991». Системные связи этого слова – его парадигматика, синтагматика, деривационные и эпидигматические отношения, закрепленные в словарях, – кумулятивный потенциал, который при необходимости можно представить в виде картин, фреймов и сценариев, воссоздающих сцены жизни социума указанного времени. Однако все типы толковых словарей (полные, средние и краткие), фиксирующие лексику современного русского языка: 1) не представляют ОПЛ компактно: она рассредоточена по словарю, наряду со словами других подсистем; 2) единицы периферии ОПЛ, что вполне обосновано задачами толковых словарей, не фиксируются или частично фиксируются (в основном в словари вводятся слова-историзмы, ключевые для определенной эпохи). Например, декабрист 1825 г., народник – 2-я половина XIX в., варяги – Древняя Русь. Разумеется, даже в таком редуцированном виде (без синтагматики, парадигматики) и в инословном окружении подобные пассивные слова в свернутом виде хранят информацию о прошлом русского «человека социального», но расшифровка этой информации, а главное – выявление таких слов затруднены для рядового «пользователя». Такие задачи могут быть решены «Словарем общественно-политической лексики русского языка».

Основу предлагаемого словаря образуют слова и словосочетания, соотносящиеся с единицами общественно-политической концептосферы наивной картины мира, зафиксированные в толковых словарях современного русского литературного языка и не сопровождающиеся в них пометами. Именно эта часть словаря составляет ядро ОПЛ или «собственно ОПЛ», единицы которой взаимодействуют в процессе коммуникации «человека общественного» с разнообразными единицами периферии, чем и оправдано включение последних в словарь.

Наличие ядра и периферии – один из атрибутов системы, и пассивные единицы в составе ОПЛ – необходимая составляющая ее функционирования: с центром (ядром) они связаны различными отношениями: синтагматическими, парадигматическими, деривационными, эпидигматическими. Отсутствие периферийных единиц в «светлом поле сознания» homo socialis в момент лексикографической фиксации не исключает их потенциальную коммуникативную востребованность, что подтверждается фактами из истории функционирования ОПЛ, в составе которой интенсифицируется процессы ядерно-периферийных перемещений, как центробежного, так и центростремительного характера. Это явление отражено в «Толковом словаре русского языка конца XX века» специальными пометами (графическими знаками: «» возвращение слова в актив из пассивного запаса и «» уход слова в пассив), указывающими на перемещение единиц словарного состава в пределах подсистемы. Таким образом, гипотетически можно утверждать, что пассивные для коммуникации социума, но системно связанные с ядром ОПЛ единицы, имеют «право гражданства» в «Словаре ОПЛ» по, крайней мере, двум причинам: 1) пассивный фонд – составная часть любой лексико-семантической системы; 2) пассивный словарь – источник пополнения ядерной части словаря. Единицы пассивного запаса в данном словаре маркированы: 1. Пометами, отсылающими к специальной сфере: родовыми (спец., книжн.) и видовыми (полит., офиц.). 2. Стилевыми и стилистическими пометами: высок., прост., разг., презр. и т.д. 3. Конкретизаторами, которые в взависимости от их видовой функции можно обозначать как:

  1. Идеологемы – конкретизаторы идеологических, политических, социальных, мировоззренческих понятий: в теории расизма, в рабочем движении, в теории марксизма.
  2. Хронологемы – конкретизаторы понятий времени. В основном они в чистом виде не представлены и сочетаются с другими конкретизаторами: в годы гражданской войны и др.
  3. Локалемы – государственно-этнические конкретизаторы: в Англии и т.п.
  4. Конфессиалемы – конкретизаторы религиозных понятий – в исламе, в христианстве, в православии.

В основном же конкретизаторы эксплицируют более одного признака понятия: страна и время – В России в XIX в.; этнос и время – у древних греков и римлян; В Древней Руси.

Наиболее сложная структура у идеологем: в них «в свернутом» виде сочетается по 2-3 признака: в советское время – период (время), пространство, мировоззрение.

На ограниченность употребления, периферийность указывают, при отсутствии помет, слова определяющей части словарной статьи: Аудиенция – Официальный прием…или все определение: Экспроприация – Принудительное отчуждение, изъятие собственности…; помимо помет, конкретизатором выступает родовое понятие, входящее в определение: Авторитаризм (книжн.). – Государственный строй…

 

Структура словаря

В первой части – толковой – представлено около 2,5 тысяч слов и словосочетаний, обеспечивающих коммуникацию «человека социального» начала XXI века. Коммуникативная значимость этих лексических единиц подтверждается статусом лексикографических трудов, послуживших источником выборки для данного словаря. Определяющие части словарных статей соотносятся с социальной концептосферой русской наивной модели мира (периода XX – начала XXI века).

Предицирующие части словарных статей соответствуют определениям современных толковых словарей, указанных в «Списке использованных словарей», и представляют собой определения понятий, как в энциклопедиях, а не толкования значений, как в толковых словарях. Однако эти определения для ядра ОПЛ в толковых словарях в отличие от энциклопедических источников не являются детализированными и строго научными, т.к. в толковых словарях вербализованы единицы не научной, а наивной модели мира, общей для всех носителей языка.

II-я часть – «Толково-идеографический словарь ОПЛ» – отражает структурацию данного семантического класса в соответствии с секторным членением общественно-политической концептосферы. Эта часть имеет 3 приложения. В 1-м слова распределены по семантическим полям; 2-е – алфавитный список слов с индексными маркерами полей. Третье приложение – свидетельство взаимосвязи и взаимозависимости единиц в пределах семантического класса. Здесь указаны лексемы, входящие в разные семантические поля.

При создании словаря использованы следующие источники:

  1. Караулов Ю.Н. Общая и русская идеография. – М.: Наука, 1976.
  2. Крысин Л.П. Толковый словарь иноязычных слов. – М., 1998.
  3. Максимов В.И. и др. Словарь перестройки. СПб: "Златоуст", 1992.
  4. Мокиенко В.М., Никитина Т.Г. Толковый словарь языка Совдепии. – СПб.: Фолио-Пресс, 1998.
  5. Морковкин В.В. Идеографические словари. М., 1970. (http://www. rhymes.amlab.ru/ideog_book.htm).
  6. Ожегов С.И. Словарь русского языка / Под ред. проф. Н.Ю.Шведовой. – М.: «Сов. Энциклопедия», 1972.
  7. Русский семантический словарь. Толковый словарь, систематизированный  по  классам  слов и значений. / РАН. Ин-т рус. яз.; Под общей ред.  Н.Ю.Шведовой. М.: Аз­буковник, 1998.
  8. Словарь иностранных слов и выражений / Авт.-сост. Е.С.Зенович. М.: Олимп: ООО «Фирма «Издательство ACT», 2000.
  9. Словарь русского  языка:   В  4-х  т. /АН  СССР, С48   Ин-т рус. яз. / Под ред.  А.П.Евгеньевой. 3-е изд.   стереотип. М.: Русский   язык, 1985 1988.
  10. Толковый словарь русского языка конца XX века. Языковые изменения. Под ред. Г. Н. Скляревской. Российская академия наук, Институт лингвистических исследований. Изд-во «Фолио-Пресс». СПб., 1998.
  11. Электронная версия «Большая советская энциклопедия». – М.: ЗАО «Гласнет», 2002 (3 CD)
  12. Электронная версия «Большая энциклопедия Кирилла и Мефодия». – М.: «Большая Российская энциклопедия», 2003 (10 CD).
  13. Электронная версия «Энциклопедический Словарь Ф.АБрокгауза и И.А.Ефрона». – М.: «Адепт», 2002 (на 4 CD).

 

Условные сокращения, принятые в словаре

 

АиФ – «Аргументы и Факты»

ВА – «Вечерний Алматы»

высок. – высокое

гг. - годы

ДН – «Деловая неделя»

ж. – женский род

знач. - значение

Изв. – «Известия»

ирон. – ироническое

истор. – историческое

К – «Караван»

книжн. – книжное

КП – «Казахстанская правда»

м. – мужской род

мн. – множественное число

-н. – нибудь

нареч. – наречие

неодобр. - неодобрительное

нескл. – несклоняемое

несов. – несовершенный вид

 

НП – «Новое поколение»

ОА – «Огни Алатау»

офиц. – официальное

перен. – переносное значение

полит. – политическое

презр. – презрительное

преимущ. – преимущественно

прил. – имя прилагательное

прост. – просторечное

разг. – разговорное

род. – родительный падеж

см. – смотри

собир. – собирательное значение

сов. – совершенный вид

спец. – специальное

ср. – средний род

стар. – старое

сущ. – имя существительное

устар. – устаревшее

шутл. – шутливое

 

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  К  Л  М  Н  О  П  Р 

С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я

 

Категория: В.И.Акимова, А.Н.Юрьев. Словарь общественно-политической лексики русского языка. | Добавил: anik | Теги: Словарь общественно-политической ле, толкование слова
Просмотров: 116 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Вход на сайт
Поиск
Друзья сайта